Предисловие

 

Отличить земной ландшафт от ландшафта другой планеты Солнечной системы сможет любой человек. Снимки, изображающие поверхности двух планет – Земли и, например, Марса – будут в корне отличаться друг от друга. Сравнивая такие фотографии, мы сразу увидим, что Земля выстлана растительным покровом, а Марс – нет. Однако, изучая фотоматериалы (цветные или черно-белые), на которых запечатлены одни лишь мертвые пустыни, можно впасть в некоторое заблуждение и в итоге перепутать земную поверхность с марсианской или наоборот.

 

 

Поверхность Марса

 

 

 

Поверхность Земли

 

Почему же на Земле, которая находится в столь благоприятных условиях, по сравнению с другими планетами земной группы, существуют ландшафты, лишенные жизни?

 

Дело в том, что наличие или отсутствие растительности контролируется коэффициентом увлажнения (или радиационным индексом сухости) – универсальным климатическим показателем жизнеспособности ландшафтов любой планеты. Он применим абсолютно ко всем землеподобным планетам. Сбалансированный коэффициент увлажнения наделяет поверхность самой высокой биологической продуктивностью, крайне несбалансированный приводит к полному иссушению местности и в корне уничтожает любые проявления жизни. Чем больше коэффициент уклоняется в сторону дисбаланса, тем меньше и скуднее выражена органическая производительность ландшафта.

 

Конечно, нет правил без исключений: и в пустынях существуют островки жизни – оазисы. Вода, находящаяся в почве и под ней, насыщает влагой растения не хуже тропических ливней. На Земле не существовало бы «бесплодных» земель, если бы зеркало грунтовых вод в этих местах повсеместно подходило близко к дневной поверхности.

 

Планеты земной группы и подобные им спутники представляют собой сплошную пустыню, причем самую суровую из всех возможных. Но только ли «неправильный» коэффициент увлажнения повинен в том, что эти планеты находятся в таком состоянии?        

 

И здесь следует сделать несколько предварительных оговорок. Всякая форма жизни (по крайне мере - земная) приспособлена к существованию в определенном диапазоне температур. Если термические условия заходят за все мыслимые и немыслимые пределы, то даже при идеальном коэффициенте увлажнения (≈1), о растениях не может быть и речи. Венера, славящаяся своими фантастическими для такой планеты температурами (500-600 градусов по Цельсию), конечно, бессильна в биологическом отношении.

 

Химический состав атмосферы и ее плотность также вносят определенные коррективы в саму возможность существования жизни. Ядовитые газы и излишне высокое давление среды создают отрицательный фон для растительности.

 

Поверхность со стороны космоса должна быть защищена специальными экранами (как на Земле – магнитным полем и озоновым слоем), не пропускающими ту часть спектра электромагнитного солнечного излучения, которая оказывает губительное воздействие на все живое. При отсутствии таких щитов даже на Земле не смогли бы появиться высшие организмы.

 

Гидротермический баланс – это условный показатель, приносящий плоды только в том случае, если планета имеет достаточно мягкие, комфортные климатические показатели и может противостоять космической агрессии в виде солнечных (звездных) ветров и прочих агрессивных «выпадов» со стороны космоса.

 

Предположим, планета дошла до такого уровня, когда все вышеперечисленные условия стали для нее нормой. Что еще может помешать зарождению жизни? Отсутствие механизма влагооборота.

 

Размышляя о влагообороте, следует знать, что он возможен только при наличии крупных естественных резервуаров с водой (размером с океан), которые будут снабжать сушу влагой. Это во-первых. Во-вторых, без правильной атмосферной передачи влаги на сушу и обратно поверхность не сможет регулярно увлажняться, что приведет к гибели растений. А для этого воздушная оболочка планеты должна быть не только полностью идентичной земной атмосфере – по всем химическим и физическим показателям - но и обладать способностью к циркуляции. В-третьих, для отвода лишней воды и для частичного возвращения ее в океаны, суша должна иметь структурированную сетку ячеек стока (как на Земле - углубления для отвода воды и возвышения для поверхностного и подземного стока воды в углубления). Одним словом, чтобы на какой-либо планете появилась жизнь, хотя бы отдаленно похожая на земную, небесное тело по всем физическим характеристикам должно быть идентично Земле. Большинству этих требований другие планеты не отвечают в силу своих астрономических, геодезических качеств, строения и состава оболочек и геолого-геоморфологической структуры поверхности.

 

Итак, при "качественном" (т.е. землеподобном) физико-механическом, химическом, геодезическом состоянии планеты в целом и ее оптимальном астрономическом положении, а также - при наличии "правильно" устроенной сетки ячеек стока присутствие или отсутствие растительного покрова определяется только рамками оптимального соотношения тепла и влаги. Вне этого диапазона о растительности говорить не приходится.

 

Но - растения растут не из воздуха, а из почвы (грунта). Следовательно, состав твердой поверхности также оказывает непосредственное влияние на них. Исследования показывают, что петрография поверхности планет земной группы радикально не отличается от земной - все те же минералы и горные породы, с некоторыми лишь отклонениями в химическом составе. Если на Земле в образце рыхлого грунта другой планеты посадить какое-нибудь неприхотливое к минеральным веществам растение, оно, скорее всего, приживется. И если речь не идет об откровенно «отравленной» поверхности, коими обладают планеты-гиганты, то фактор почвы в этом аспекте практически сходит на нет.

 

И все же, несмотря на все вышесказанное, фундаментальный вопрос современной физической географии, конечно, лежит в несколько иной плоскости. Даже самые малоэффективные территории Земли при сдвиге климата в благоприятную сторону способны относительно быстро восстановиться до уровня лесных зон. Это означает только одно: Земля обладает высочайшим жизненным потенциалом, который проявляет себя при первой же возможности. Предположим, эволюция планет земной группы однажды поставит их в равные условия с Землей. Сможет ли их грунт произвести на свет нечто подобное? Или на такое способна только Земля? Ответы на эти вопросы человечество вряд ли когда-нибудь получит.

 

Земля - пока что единственная известная науке планета, где летом (вечным или периодическим) можно полюбоваться зеленой природой. Разнообразие растительного мира поражает воображение. Чтобы понять, какими причинами оно обусловлено, нужно достаточно глубоко заглянуть в неживой мир Земли, который, являясь по сущности на сто процентов неодушевленным, тем не менее, как это ни странно, наделен некой силой, способной непрерывно украшать планету неисчислимым множеством видов и форм биоматерии. 

 

            Географический цикл развития биострома