О книге (от автора)

 

Обдумывая содержание, стиль и структуру этой книги, автор поставил перед собой три цели:

 

I. Объяснить читателю особо сложные моменты, с которыми он сталкивается при изучении физической географии.

 

В книге "Земные ландшафты" основной упор делается именно на  объяснение некоторых научных фактов, о которых заранее известно, что они могут быть не совсем понятны человеку, пытающемуся глубже вникнуть в суть вопросов, касающихся физической географии. Ключевые моменты специально повторяются несколько раз - для наиболее глубокого восприятия и повышения запоминаемости.

 

II. Показать, что физическая география всё-таки может быть взаимосвязанной и цельной системой знаний о природе, а не искусственно созданным набором разрозненных наук, которые, порой, практически невозможно соединить в одно целое.

 

Многим людям сложно представить физическую географию (тем паче всю географию) цельной и полноценной наукой. В самом начале, когда человек только приступает к изучению физической географии, у него в сознании образуется нечто вроде хаоса, состоящего из разобщенных отрывков знаний о поверхности Земли. Однажды он приходит к выводу, что биология, геология, геохимия, геодезия, геофизика, гидрология и метеорология - это действительно науки, а география - это всё и ничего. И будущий путешественник, к сожалению, отчасти прав, потому как в наши дни география - это философская ветвь естествознания. Другими словами, физическая география - это то же самое, что и философия земной природы. Общие природные закономерности, взаимоотношение природы и общества и другие вопросы - философские категории, о которых в будущем (если ситуация так и не изменится) будут спорить на философских факультетах. Сама география как таковая (общее представление о Земле и её поверхности), разумеется, останется только в качестве педагогической специальности: ведь должен же кто-то научить человека находить на глобусе Америку, Китай и объяснить, чем отличается холм от горы и озеро от моря.    

 

Максимально приблизить нашу науку к реальности и заодно "прошить" её невидимыми научными нитями (чтобы она не распалась на миллионы составляющих) можно следующим образом.

 

а) Поставить ландшафтоведение в центр физической географии, сделать его консолидирующим ядром этой науки. А все остальные разделы в таком случае послужат ландшафтоведению или предисловием, или послесловием. В ландшафтоведении сходятся все отраслевые физико-географические науки; от него же они и отталкиваются.

 

б) Соединить физическую географию с социально-экономической, четко обозначив объект изучения. А объект у нас может быть только один - страны мира. Страноведение - замечательная дисциплина, объединяющая все географические науки в одну нерушимую область знаний, которая очень востребована в наше время во многих сферах деятельности. Но пока ещё страноведение не имеет самостоятельной силы.

 

Название науки, которая образуется после объединения двух главных ветвей землеописания (физической и социально-экономической), можно оставить таким, каким оно было всегда - география. Ну а о картографии здесь и говорить не приходится: география с неё начинается, ей же и заканчивается.

 

В "Земных ландшафтах", которые в силу своей тематики затрагивают исключительно физику природы, был апробирован, разумеется, первый пункт (из двух заявленных). Такая попытка ни на что не претендует, и она, скорее всего, останется в рамках только этой книги.

 

III.  Обозначить наиболее важные и нужные моменты в физико-географической науке.

 

Книга, по сути, представляет собой тот физико-географический минимум, зная который, можно продвинуться дальше, в более глубокие слои физической географии - самой сложной науки о природе Земли. Автор, развивая тему книги, очертил научный круг, в котором содержатся самые важные сведения и представления о Земле и ее ландшафтной оболочке.

 

______________________________________________________________________

 

Книга «Земные ландшафты» имеет биогеографический (а точнее - фитогеографический) оттенок. Это связано с тем, что автор считает биоцентрический подход к изучению генезиса природных комплексов единственно правильным в физической географии. По его мнению, появление (и вообще наличие) живого вещества является признаком зрелости ландшафта, то есть показателем полного завершения ландшафтообразующих процессов, восстанавливающих протоландшафтную территорию до уровня природного комплекса (геосистемы) - самого сложного уровня организации любой планетарной поверхности. Эта идея не раз упоминается в книге. В некоторых главах особо подчеркивается, что статусом «природный комплекс» обладают не все земные территории; и тем более не обладают таким статусом - до предела деградированные участки поверхностей других землеподобных планет.

 

Такое сложное понятие, как «ландшафтное разнообразие», автор отождествляет с разнообразием растительного мира. Неживой мир позиционируется в качестве весомого подспорья, арены для поддержания и, возможно, дальнейшего увеличения биоразнообразия. Все грани абиотической природы раскрываются подробно и по классической схеме, в виде спокойного размеренного рассуждения, без резких субъективных выводов, ненужной полемики и попыток выудить из океана географической информации о неживой природе нечто такое, чем можно было бы объяснить всё на свете - и само наличие жизни, и всю ее неповторимую палитру, и многие другие тайны Земли. Вдумчивый читатель заметит, что научный взор этой книги целиком и полностью сосредоточен на взаимоотношении живого вещества с земной корой, атмосферой, климатом, солнечной радиацией и водой, с которыми растения и животные непосредственно контактируют и от которых полностью зависят.

 

Некоторые определения и понятия намеренно не раскрываются до конца. Это сделано для того, чтобы оставить читателю пространство для самостоятельного изучения некоторых моментов.  

 

Акценты в книге не смещены в сторону только лишь серьезных масштабных закономерностей; наравне с ними рассматриваются ландшафтные явления, казалось бы, совсем незначительные, которые на самом деле таковыми не являются.

 

Сведения о различных природных явлениях, напрямую не задевающих ландшафтную сферу, даны для того, чтобы сформировать у читателя полноценное представление о Земле в целом, о поверхности земной коры и Мирового океана.

  

Ландшафтный опыт автора базируется на изучении в основном равнинных территорий в трех географических поясах – умеренном, субтропическом и отчасти тропическом. По этой причине общий материал книги опирается на равнинную часть умеренно-субтропических и северных тропических широт.

 

Книга содержит большое количество сложных физико-географических терминов и определений. Соответственно, она ориентирована на людей, имеющих достаточно высокий уровень начальных знаний по физической географии. 

 

 Виктор Смирнов